December 8th, 2014

Скиф

Я так хочу

Быть маленьким, и ничего в этой жизни не решать.
Я так хочу найти магазин, где можно купить все назад.
Но это не реально.

Мы с мамой не спали 2-е суток. Надо было найти смысл её жизни. И мы его нашли. Мама будет помогать беззаветно людям так, как люди, пусть и другие, вытаскивали отца. Отрекаясь от всего, с полной отдачей и чистой совестью. Она руководитель филиала больницы скорой помощи. Ей никуда не надо бежать. Просто это тот смысл, ради которого она будет жить.
Лекарства, что мы достали - я привез и тут, которые достаточно стоят и с трудом бывают даже в Мск, мы отдаем в отделение. Если они хоть на долю секунды кому-то продлят жизнь, то значит это было не зря.
До годовщины в 40 лет супружеской жизни папа не-до-прыгнул 9 дней.
Папа умер легко и настоящим мужчиной. Он не ныл. Шутил. Просто заснул.
Последний день был особенно страшным. Мы боролись за него 12 часов. Было 3 приступа. Первый, когда ситуация ушла с идеальной в почти в никакую, произошел при мне. Второй приступ был при нас с мамой. Третий.... Он заснул. И через 2 часа перестал дышать.
Тромб. Те 2 с лишним литра растворов, что было влито в его вены, не растворили какой-то маленький тромб. Ничего нельзя было сделать.

Ему сделали сложнейшую операцию, в положительной вероятностью в 3,5 процента. Он шел идеально. И вот тромб.
Мы все очень старались. И все было так реально и радужно. А сейчас кажется так смертельно не справедливо. Потому, что усилия стольких людей должны были и вели к результату.
Я был в больнице через 20 минут. Но уже ничего нельзя было. Я тихо извинялся перед матерью, что сдал свою смену и ушел. Она сказала, что бы я не выдумывал. Мы договорились ведь - день мой, ночь она.

Брат прилетел мгновенно с семьёй. Когда я его увидел, то понял, что я могу быть уже слабым. И у меня случилась истерика.

Сегодня тело папы мы предали земле.
Я не впервые хороню родных людей. Но из нашей семьи лет 15 назад у меня были мысли убежать так первым. Потому как почечная недостаточность тогда была такой. Что спокойно, даже весело, думалось, что последний год. Но все пошло не так.

Спасибо за саболезнования. Они меня очень поддержали. Очень-очень.
Как это не трудно, но живым надо жить, и стараться быть людьми. Не все можно купить. Не все можно продать, хотя и намного больше, конечно, чем купить.

Ещё хочу сказать про больницы Кишинёва. Я не ожидал встретить там таких медиков. Даже нет слов. Просто нет слов. Не все можно купить, и деньги - это даже не "третья кровь". Не верится, что есть такие люди.

Я буду идти дальше по жизни. У меня сейчас долги перед компаньонами, кредиты, кризис, и туманное будущее. Я очень ценю всех, кто в меня когда-то верил. И особенно верит сейчас.
Я никогда не стремился к деньгам. И сейчас не буду. Я буду, как и прежде, думать и создавать механизмы, которые созидают. А прибыль - прибыль будет, как без неё. Но механизмы для меня на первом месте. А долги... Они меня выжигают. И перестанет это жечь, когда долгов не будет, и все будут хоть чуть-чуть довольны.
Все мои однокашники, кто гонялся за прибылью, как то нынче не очень, и не очень достаточно давно, что бы списывать на пертрубации. И это пример другой стороны медали. Медики с больницы показали пример настоящих людей, как надо жить и каким стоит стараться быть. Для меня они кажутся инопланетянами на этой грешной земле. А это их каждодневная жизнь.
И ещё: характер и стремления - я надеюсь, очень надеюсь, что хоть на 50% унаследую от отца.

Сегодня будет трудно. Но мы переживём.