November 21st, 2011

Скиф

Невероятное-9

10.Бухта, Море Лаптевых.
Мечта у каждого своя.
Окончание.
1 - http://graf-yurgen.livejournal.com/553047.html
2 - http://graf-yurgen.livejournal.com/553730.html
3 - http://graf-yurgen.livejournal.com/558631.html
4 - http://graf-yurgen.livejournal.com/568583.html
5 - http://graf-yurgen.livejournal.com/571827.html
6 - http://graf-yurgen.livejournal.com/574150.html
7 - http://graf-yurgen.livejournal.com/579765.html
8 - http://graf-yurgen.livejournal.com/580144.html

Я сидел в шезлонге. Но что-то было не так.
И вроде Север. И море. И даже – Лаптевых. И октябрь, и солнце, что фантастика. И костерок. А не то. Что-то безвозвратно ушло, и это что-то до того важное, что хочется орать.

Я вынул с нагрудного кармана пачку Parliament Extra Lights Silver Blue. Уже начатую. Удивительное дело, я не помню, как её открывал. И вообще, я не понимаю, зачем курить то, что не курево вообще. Водка безалкогольная, блин…. Но другого не было.

Мне, вообще, везёт. Я могу курить, могу не курить. Могу пить, могу не пить. И довольно спокойно. Но ничего не сравнится с первой сигаретой за несколько месяцев. Или глотком пива, когда оно уже сниться. Раз за полгода
.
Я зажёг сигарету гламурным Zippo CLASSIC. Пиздец, если признаться, я был себе противен. Я люблю покупать зажигалки в местах своего побывания. С местным, как минимум, колоритом. Самые обычные, иначе дух места отсутствует. Что это такое?....
Впрочем, раздражение быстро ушло. Было хорошо. Даже если дым сигареты отдаёт газетой больше, чем табаком. Но что-то ушло.
Зазвонил Thuraya SG-2520. Посмотрел на определитель, да и сбросил звонок. Переговоры, тендеры, встречи… Без меня никак. Да идите вы все на хуй. Я на берегу Моря Лаптевых, в конце концов.

Я повернул голову, и увидел свой катер. Белый скоростной двадцатиметровый хищник, вылезший носом на гальку пляжа. В глазах вдруг появилась чернота. Дикая болтанка, старый потрескавшийся штурвал. Темнота, но угадываются силуэты скал справа. Меня трясёт, я весь мокрый, мокрая моя ладонь, запихивающая в рот три рафинада. И эта непередаваемая горечь в глотке, и меня опять тошнит. «Только не сейчас, «13…..»…..

Бред, что это такое?!?!

Всё-таки настроения не было. Совсем. Я бываю мрачным. Часто. Но сейчас что-то другое. Что-то ушло. Причём так, что уже и не орать, а реветь охота. Ведь я кого-то предал, сдал за бесплатно.
Не, надо что-то делать. Я вытащил с другого нагрудника фотоаппарат Nikon Coolpix AW100. Господи, да что это такое? Я тряхнул головой, в глазах проскочило что-то смутное и мокрое, в алюминии, «Casio». Которое попрыгало лягушкой. Когда, где?.....
Я посмотрел на фотоаппарат. И настроение совсем рухнуло. Да пошло всё! Что тут фотографировать? Да и кому это нужно?

Я подскочил, и Никон сделал три лягушки в лёгкой зяби заливчика.
- Ты дебил?
Я обернулся. Красавица со своим неизменным Каноном и сумкой, полной объективов. Каждый болеет своим, но…
Она?!?!?!
- Ты……
В глазах появилась чернота, и ощущение болота, когда все сдают. И она – тоже.
Но что-то заставило замолчать. Да, что-то я вообще со своей мечтой рехнулся. Стыдно перед ней будет за эту свою слабость, что ли.

Я улыбнулся делано.
- Да понимаешь, Красавица, что-то очень не люблю Никон, - хотя хотелось сказать что-то типа «а тебе какое дело»?
Театр, блять, игра….
Красавица нашла что-то на берегу, плюхнулась в полный рост, быстро поменяла объектив и принялась выбирать ракурс. Каждый болен своим.
Я уселся опять в шезлонг. Вытянул ноги в своих роскошных Chiruca ALASKA. В глазах промелькнули носки кирзачей. И руки почувствовали на миг, как наматывали портянки…. Что за чёрт!!!!

Всё в этой жизни не так. Что бы приплыть сюда, я отвалил кучу денег. Я построил катер. Ну, почти построил, заплатил. С комбинированной силовухой. Я пережил пятидневный мозготрах от Красавицы, пока нёсся по Енисею. И ещё день - пока по морям. И теперь сижу с кислой миной, и что-то мне мерещится.
А если копнуть глубже, так вообще и орать, и реветь, и смеяться хочется. Что-то ушло. Я достиг, но насечки типа «Я сделал это!!!» что-то не получается. Какая-то скучнейшая обыденность.
- Мы долго ещё?

Красавица умела испортить всё. Профессионал прямо. Глянул на неё, но промолчал.
Зачем, зачем это всё?!?!?! Да, мечта обернулась моим блеянием по поводу того, что заедем в Норильск. Ну как же - там побывал сам Артемий, блядь, Лебедев когда-то, до сих пор не зарастёт гламурная тропа.

Господи, блять, я готов был сейчас откусить свой язык, который в этом гадюшнике под названием Москва умолял увидеть Лаптевых. Даже не заплывать на Игарку. Даже не позвонить Димону да Олеске в Красноярске…. Блять, блять, блять. Я - блять. Я продался. За то, что бы Красавица была рядом. Из другой касты. Тусовки, от которой тошнит. Родители которой генетически ненавидят таких выскочек, как я.

Мне стыдно перед собой. Я разрушил ещё одну свою мечту. Моя жизнь – чужой театр. Мир крутится вокруг других. Я прячу от себя же свои мечты. Ну как же, зато я не такой, как все, да. Мне всегда завидуют из-за баб, удачи, и прочей фигни, типа. Я же пытаюсь на них походить. Я покупаю и играю, пытаясь быть на них похожим. Хотя никогда не был нужен в свои трудные моменты. Ведь верно, что человек нужен только здоровым и удачным, а? Блять, блять, блять.

Я порывисто встал. Всё пропало, даже и не посидеть. Костерок догорал на куске жести. Господи, откуда тут жесть-то? Откуда я её отрыл?!
Я подошёл к костерку, поддел жесть носком башмака, и опрокинул. Нет больше костерка. Но что это…..
Какая-то ниточка тянется от жести к чему-то. Ниточка, собственно чёрная, к жести примотана медной тонкой проволочкой, аккуратно, что бы сильный костерок по случаю не пропалил.
У меня дрожат руки. Я не знаю, почему. Я падаю на колени, и начинаю вытягивать ниточку сквозь песок. Вот она натянулась, как струна. И тогда я пополз на карачках, аккуратно вытягивая её на поверхность. Она закончилась в трёх метрах. У небольшого валуна. Под валуном был придавлен обычный маленький мп-3 плеер. У меня был такой когда-то. …Что за чёрт?!

Я поднял его дрожащими пальцами. На задней металлической крышечке было нацарапано: «Никому не говори! Bum»
Это был точно мой девайс. В глазах всё провалилось. На мне снова были кирзачи, я отчаянно понимал, что это всё. Место было идеально. И было хорошо и спокойно. Я был самим собой. И на коленях укладывал плеерок под валун. И нажимал на запись звука через встроенный микрофон. Впереди было что-то отчаянно важное.
Так себе плеерок. Не айпод. 8 гигов флеша. Зачем-то куплен по дешёвке с первой посткризисной сделки.
Это был точно мой плеер. Потому как Bum’ом звался я. По инициалам. И почерк был мой.
Я положил его во внутренний карман. Отчего-то появилось понимание, что это послание. И нельзя никому говорить.