November 19th, 2011

Скиф

Невероятное-8

9.Бухта, Море Лаптевых.
Последний час – он сладкий самый.
1 - http://graf-yurgen.livejournal.com/553047.html
2 - http://graf-yurgen.livejournal.com/553730.html
3 - http://graf-yurgen.livejournal.com/558631.html
4 - http://graf-yurgen.livejournal.com/568583.html
5 - http://graf-yurgen.livejournal.com/571827.html
6 - http://graf-yurgen.livejournal.com/574150.html
7 - http://graf-yurgen.livejournal.com/579765.html

Вокруг образовалась волшебная тишина. Вдуматься только – Крайний Север, скалы, место, куда нога человеческая не ступала, лёгкий прибой студёного моря в закрытой бухте, в общем мечта прямо. Наконец даже бежать уже не стоит, и думать можно. Тело какое-то, правда, несколько скрашивает сей радостный пейзаж. Да и, прямо сказать, не просто скрашивает, а портит насовсем.

Первый миг я ещё боялся, что пристрелил простого человека, неведомо как оказавшегося в сих ебенях. Ага, и знающего совершенно нечаянно моё имя. Тело принадлежало простому труженику винтовки, правда чего-то славянских выражений лица. Ну да это оболочка, впрочем. Странно, что одна. Видя, что голова этого нечто начала потихоньку опять сформировываться и зарастать, поспешил избавить противную сторону от трёхлинейки.

И, на самом деле, зачем дьяволу ружьё? Мне второе и вражеское тоже без надобности, потому затвор в воду, а винтовке придал шарм, засунув в расщелину и погнув, на хрен, ствол. А то не фиг.
Минут через пять тело картинно взлетело в воздух, изогнулось, и приземлилось на ноги. Согнуло руки «а-ля шаулинь», и пробасило охрипшим голосом что-то типа «Киа!!!». Зря он так, этот Брюс Ли недоделанный. Нервный я, неужели непонятно? Потому шлёп, и опять вентиляция мозгов и северное спокойствие. Вот ведь кадр, а? Можно подумать, что мне созерцание этой анатомии доставляет удовольствие.

Ну после такого второго действия я совсем успокоился, и стал просто ждать. У меня было что-то около двадцати патронов, потому ещё не вечер. Были ещё два зековских кинжала, впрочем, ну да убивать неубиваемого ими постоянно – это уже перебор, да и не моё.
Минут через десять чёрт неторопясь встал, и, играя роль братка, заявил поставленным голосом: «Пиздец тебе!».
Ну на самом деле, неконструктивный совершенно разговор, состоящий из таких заяв. Я не люблю, когда мне такое говорят, потому тело опять улеглось, и стало одним патроном ещё меньше. С этим кадром я уже даже научился стрелять, чтоб отдача не отбивала, вот смех.

Какая-то дурацкая жизнь, вообще, если вдуматься. У всех, должно быть, черти так черти, мне ж клоун недоделанный достался, блин!
В третий раз тело встало минут через пятнадцать, и уже не так резво. Впрочем, произнесённое «Я тебя убью!» не настроило на диалог. Ещё патрон, опять немножко отдохнуть.
В четвёртый раз тело попробовало убежать за большой камень. Даже метров пять. Пришлось напрягаться, подтаскивать поближе за ноги. Зря он так со мной, сходил на катер, взял ведро, да и остудил пыл. А то ишь какой герой!

Впрочем, тело то остудил, да мозгу это явно пока не помогло. Стуча зубами было заявлено «Сука!!!». Тоже мне Америку открый, блин.
Потом еще это что-то говорило злое и циничное. Стало скучно. Подумалось, что почему-то всё хорошее в этой жизни пришлось пережить не в удовольствии, а вопреки. Ага, примчался б я в последний поход без этого урода! Но всё равно обидно.
Потому когда тело молча и пугано село, то получило жакан в лоб уже просто так. Вспомнилось, типа. В следующий раз мне вспомнился ужас мёртвых голосов в телефоне, потом как я был не я.

...Осталось четыре патрона. Тело уже регенерировалось после каждого раза не менее получаса. Да и темнеть стало.
Развёл костёр, сделал чай, и с кружкой стал разговаривать.
Укатал я сифку. Чёртик сидел, и качался, ловя равновесие, не подымая глаз. Ну нервный я, не люблю, когда кричат, ругаются, плохо смотрят. На самом деле.
- Зачем, - спрашиваю.
- Я исправляю…, - прошипел чуть слышно он.
- Что?
Дьявол собрался с силами, и выдохнул с трудом:
- Я исправляю провал твоей вероятности….
Ага, пять балов, кино кончилось, все по домам!
Я отвёл курок.
- Я тебе вернул то, что было отнято, - поспешил он.
Надоело, видать, раскидывать мозгами.
Бредятина какая-то!
А дальше чёртика понесло….

…Я помнил тот момент. Мне было 4. Я ехал на велосипеде по тротуару. Я плохо держал равновесие, и потому к велосипеду папа прикрутил два маленьких колеса по бокам. Еду себе, жизнь чудесна и волшебна. И вдруг меня что-то как-то заставляет вдруг броситься с велосипеда в сторону. И по нему проезжает колесо. Машины. Бортовой. Заднее. И велосипед стал плоским. Лепёшкой.
Я видел, как дядя водитель дрожал. Я видел, как кричала мама. Мне было до смерти обидно, что у меня больше нет велосипеда….
Я за такое убиваю. Потому патронов стало три. А я в сумерках нервно закружил по пляжу. Погладил катерок, чуть успокоился, подбросил щепок в костерок. Но не мог угомониться.

Аквариум, рыбки, силы высшего порядка следят, что бы было всё чинно и красиво. И вот один решил поразвлечься, вселился тайком от своих в человека с целью познания всех радостей земных. И вот, кидая кости в казино на противоположной стороне Земли, для трёх «шестёрок» отобрал небывалое везение у первого попавшегося. У меня. Подумаешь, микроб.
Шли года, микроб матерел, и вокруг него стало разрастаться тёмная зона. Зона падения вероятности. Стала эта зона затрагивать других. Рыбок. Или микробов. Аквариум и так бурлил, и тут ещё. И был направлен тот, кто отобрал. В наказание.
Этот высший был ленив, подошёл к работе без творчества. Вернул сразу всё. То-то мир сдурел. Спасибо, бляди, большое! Так и сказал, когда спустил курок следующий раз.
Итак, окончен бал, погасли свечи. Я не рыбка, и не микроб. Я человек, не марионетка. У меня есть всё, что я нажил – разум да память. Я не смогу и не захочу даться. Я себя знаю.
Последние два патрона. Устал. Я так устал. И всё таки я упёрт, таких больше-то не знаю.
Дьявол всё понял, когда очнулся снова. Глаза у него заблестели в свете костра.
Он начал уговаривать не делать этого. Потом входил в истерику, и заявлял, что я не сдохну, и мне будет много хуже. Потом опять умолял. Моё восстановление, видать, обойдётся неудом в зачётке, раз такие уговоры.

Бестолку меня в чём-то убеждать. Это мой мир, моё поле боя, моя реальность, и я делаю, что хочу. Я не плесень, и не кукла, не рыбка и не микроб. Я щёлкнул курками.
В последний рывок дьявол вложил всю свою дьявольскую энергию. Он взлетел над костром, и почти настиг меня, хотя я был в пяти метрах. Разрядил я ствол экономно, один. Прямо ему в лицо.
Всё, конец комедии. Идёт битва за мою душу, но она не продаётся. Правильное ружьецо у Мухоморыча. Обрезанное как надо. Я упёр жерло под подбородок, и спустил курок. И хрен там!!!
Осечка!!!
Вот теперь стало страшно. Неужели придётся себя бить ножом?!
Я переломил ружьё, провернул патрон. Опять упёр жерло. И нажал гашетку. Мир ярко-ярко вспыхнул…